Панорама
Жестяные «посудины»
Испокон веков основным материалом для строительства кораблей служило дерево. Однако индустриальная революция XIX века заменила дерево железом, что произвело кардинальные перемены в судостроении. Корабли существенно улучшили свои характеристики: прочность, надежность и даже мореходность. Кроме того, благодаря использованию железа человечество смогло создать абсолютно новые виды судов, без которых дальнейшее развитие цивилизации было бы немыслимо.


«Удивительно, корабли такие, какими мы их привыкли сегодня видеть, — огромные махины из стали, бороздящие моря и океаны — еще очень молоды. До 1860-х годов деревянные суда были доминирующим классом плавучих транспортных средств, а современный тип корабля сложился лишь к началу XX века.»

Появлению гражданских и военных судов из железа способствовало развитие паровых двигателей в первой половине XIX столетия. В 1787 году американский изобретатель Джон Фитч, приспособив паровую машину Джеймса Уатта для использования на воде, построил первое судно на паровой тяге: небольшую деревянную лодку (всего-то 13 метров длиной) с двумя гребными колесами на корме.


Со временем мощность паровых двигателей увеличилась, а в качестве движителя на пароходах стали использовать гребной винт. Уже в 1836 году англичанин Френсис Смит установил опытную винтовую систему на небольшой пароход водоизмещением 6 тонн. Эксперимент удался: скорость и способности судна к маневрированию резко возросли. Через два года Смит, совместно с несколькими профессиональными инженерами, создал первый в мире океанский винтовой пароход, названный им в честь открывателя винтового механизма «Архимедом». Поскольку именно этому кораблю суждено было стать переломной вехой в истории кораблестроения, следует подробнее остановиться на его характеристиках.



← Пароход «Архимед» →

Итак, первый большой пароход, приводимый в движение гребным винтом, был деревянным, имел три мачты с парусами и достигал 125 метров в длину. Внутри было установлено 2 специально разработанных двигателя-близнеца, каждый из которых выдавал по 80 лошадиных сил при 26 оборотах в минуту. С помощью внедрения особой зубчатой передачи количество оборотов повышалось, и винт диаметром 175 см вращался уже со скоростью около 140 об/мин.

Как видно, «Архимед» оставался прямым наследником типичного парусного флота прошедших эпох: железными на новом корабле были лишь двигатель, гребной винт, якорь, якорная цепь да кое-какие снасти. Избавиться от устаревших материалов пароходам помогла как раз та самая специально сконструированная зубчатая передача, вернее — ее недостатки. Оказалось, подобная трансмиссия обладала огромной вибрацией, из-за чего создатель «Архимеда» даже хотел изменить ее конструкцию. Довольно сильно вибрировал и винт, вызывая колебания по всему корпусу. В результате, находиться на корме, где располагалось машинное отделение, было практически невозможно, а от постоянного сотрясания дерево в каркасе и обшивке, даже очень толстое и прочное, деформировалось. Учитывая, что двигатели с каждым годом становились мощнее, а гребные винты вращались все быстрее, ситуация становилась критической.



Сохранились свидетельства, рассказывающие, как в Англии в 1864 году при испытаниях деревянного парохода на полных ходах из трюма выскочил загулявший и уснувший там накануне матрос и закричал: «Ради бога, остановите машины! Корабль сейчас развалится!». Разумеется, матрос был нетрезв, но суть проблемы он выразил точно — дерево мало подходило для создания новых мощных пароходов. И хотя данный материал все еще продолжал использоваться, уже вскоре после того, как «Архимед» был спущен на воду, тенденции к применению металла в судостроении усилились.

цельнометаллическая оболочка

Во все времена военные моряки старались защитить свои суда от неприятельского огня, строя над кораблями навесы из подручных материалов. Тем не менее, применять в качестве корабельной брони железные листы начали относительно поздно. Первыми, предположительно, были корейцы, покрывавшие в XV-XVIII веках боевые суда кобуксоны (досл. «корабль-черепаха») металлическими пластинами шестиугольной формы с шипами. Европейцы задержались с бронированием до середины XIX столетия, когда развитие береговой артиллерии заставило адмиралов искать защиты вверенных им плавсредств с помощью новейших технологий обработки стали. Так появились бронированные плавучие батареи, впервые использованные во времена Крымской войны. Вслед за ними европейцы принялись за создание полноценных боевых пароходов со стальной защитой — броненосцев. Постепенно броней покрылись все военные суда, а с переходом на использование стали как основного материала в судостроении, появились абсолютно новые типы кораблей: дредноуты, подводные лодки и авианосцы.

Календарь событий
Коксохимопроизводству
НМЛК — 50 лет!

В год 75-летия первого новолипецкого чугуна 50-летний юбилей отмечает коксохимическое производство НЛМК: 29 сентября 1959 года коксовая батарея № 4 выдала первый липецкий кокс.

В течение следующих трех лет — с сентября 1959 по июль 1962 года — были введены в эксплуатацию комплексы коксовых батарей № 1-4 с первой очередью углеподготовительного цеха и цехом улавливания химических продуктов коксования.


И в последующие годы высокими темпами строились и вводились в эксплуатацию объекты КХП, ставшего к 1977 году мощным химпредприятием: восемь коксовых батарей, комплекс цехов по переработке продуктов производства кокса, комплекс очистных сооружений.


Из песни слов не выкинешь: нагрузку на окружающую среду коксохим оказывал внушительную. Тогда это было как бы в порядке вещей. В эпоху больших строек и свершений об экологии мало кто думал, финансировались природоохранные объекты в последнюю очередь и по остаточному принципу. Но времена менялись, экологические проблемы все острее давали знать о себе, менялись и подходы к делу. В 1991 году была принята специальная программа модернизации новолипецкого коксохима, которой предусматривалось реконструкция комплекса коксовых батарей и вывод из эксплуатации устаревших агрегатов.


Реконструкция батареи № 5 была завершена 27 марта 1999 года, а 7 марта 2001 года батареи № 6. Были внесены конструктивные изменения в огнеупорную кладку, увеличились объем и средняя ширина камеры коксования. И, главное, большое внимание уделено снижению нагрузки на окружающую среду. Так, комплекс батарей оборудован системой беспылевой выдачи кокса, значительно улучшил экологическую обстановку и проектный оборот печей 17,5 часа. Был проведён капитальный ремонт других важных объектов и установок, внедрена автоматизированная система управления технологическим процессом с применением микропроцессорной техники фирмы «SIEMENS».


В 2002 году согласно программе техперевооружения комбината модернизация КХП была продолжена. Поэтапно реконструируется комплекс коксовых батарей № 1-2 в состав которого кроме батарей входят отделения первичного охлаждения коксового газа и конденсации, машинный зал, объекты водоснабжения. Капитально ремонтируется коксосортировка. Коксовая батарея №1 введена в эксплуатацию 12 ноября 2005 года, коксовая батарея №2 30 января 2007 года. Теперь они оснащены установкой беспылевой выдачи кокса, аналогичной установке, прекрасно зарекомендовавшей себя на ранее реконструированных батареях № 5 и 6, системой непрерывного мониторинга выбросов из дымовых труб, автоматизированной системой контроля температур подсводового пространства камер коксования.

Особо следует отметить коксовые машины, спроектированные фирмой «ГОША-ФОМ» (Сербия). Они работают в полуавтоматическом режиме, оснащены системой позиционирования, блокировками посредством радио-модемной связи, сенсорным пультом управления в кабине машиниста и четко выполняют операции по отводу двери и выдаче кокса с одной постановки. Помимо основных агрегатов проведена реконструкция ряда других объектов.

Ускоренный вывод из эксплуатации физически и морально изношенных коксовых батарей №3 и №4, построенных еще в 1959 году, вместе с   из эксплуатации в прошлом году батареями №7 и №8, остановка отделений дистилляции смолы и пекококсового на 74,6% уменьшило суммарные выбросы КХП в атмосферу. Вывод батарей из эксплуатации положительно отразился не только на экологии, но и на ситуации на заводе «Алтай-Коксе», который теперь мог увеличить поставки своей продукции на НЛМК.

Обновление наволипецкого коксохима продолжается и в кризисный период. Ведется проектирование новых бензольных скрубберов, фирмой «ГОША-ФОМ» изготовлен коксотушильный вагон с комбинированным тушением кокса, начата работа по замене угольных перегружателей на открытом складе угля, реконструируется установка биохимической очистки сточных вод с разложением связанных солей аммония. Совместно с доменным производством реализуется энергосберегающий проект — монтируется установка по вдуванию пылеугольного топлива.

В преддверии своего юбилея коксохимики уверенно смотрят в будущее. Они надеются на скорейшее окончание кризиса и готовы вместе с металлургами НЛМК наращивать выпуск продукции. Мы верим — наш час придет!

Валерий Крутенков
начальник коксохимического производства ОАО «НМЛК»
наша справка

С начала производственной деятельности коксохимпроизводства НЛМК произведено более 184 млн. тонн кокса 6-процентной влажности, 3,3 млн. тонн сульфата аммония, 1,7 млн. тонн сырого бензола, 2,4 млн. тонн пекового кокса. Переработано более 7,5 млн. тонн смолы.

Панорама
Обыкновенная красота

Уральский регион традиционно ассоциируется с горным делом, добычей полезных ископаемых, металлургическими и другими заводами. Между тем, Урал — это и один из самых красивых и интереснейших районов России. Неслучайно практически вдоль всей Уральской гряды расположены многочисленные заповедники, национальные парки и прочие особо охраняемые природные зоны.

Мечта экологов

Далеко на Север от Екатеринбурга находится небольшой заповедник «Денежкин камень». Он был создан в 1946 году и стал первым заповедником находящимся сразу в двух частях света — Европе и Азии. Но пять лет спустя и без того небольшую территорию заповедника сильно сократили. Чем было вызвано это решение — сказать трудно.


Так или иначе, но значительная часть того, что делало заповедник одной из наиболее уникальных в мире природных зон, исчезло. И необычное расположение, и редкое сочетание экосистем. Ведь здесь были собраны все ландшафтные зоны Северного Урала: тайга, горные луга, криволесье, болота, горная тундра. В заповеднике водилось огромное количество соболя, а такие места, как Кутимское болото и окрестности рек Шегультан и Талия были излюбленным местом стоянки лосей со всего Предуралья.


← Обыкновенная красота →

Красивая легенда

Название территории происходит от имени мощного горного массива, расположенного в ее южной части. А того, в свою очередь, от главной вершины — Денежкин камень высотой в 1493 м (по сути, это самая высокая гора на всем Северном Урале).


Говорят, что у местных жителей, манси, здесь была раньше священная гора, на которой они совершали свои языческие обряды. А загадывая желание, непременно оставляли мелкую монетку. Отсюда и пошло название — Денежкин камень.


Русские впервые появились здесь в XVI веке — это был один из отрядов покорителя Сибири легендарного Ермака. Потом потянулись крестьяне, купцы, и исследователи. Первым натуралистом, посетившим этот край в XIX веке, был Петр Симон Паллас, составивший подробное описание растительного и животного мира «Денежкина камня».



← Обыкновенная красота →

По горной тропе

В целом, местность здесь довольно гористая. Отовсюду к главному массиву примыкают средней высоты увалы (700-800 м). Если начать взбираться на один из этих увалов, то становится заметно, как резко меняется растительность. Она расположена словно слоями. Так, покрывающая слабо выраженное подножье горы тайга, по мере подъема, отступает, и насаждения встречаются все реже. Потом начинается новая полоса — криволесье, затем пропадает и она. Настает время горных лугов и тундр. И, наконец, относительно плоские скалистые вершины лишены деревьев и кустарников. Здесь встречаются лишь мхи, лишайники, да иногда отдельные островки цветов. Причина такого расположения — постоянно дующие холодные ветры.


Тем не менее, не стоит думать, что флора «Денежкиного камня» бедна и не отличается разнообразием. Даже на вершинах встречаются удивительные экземпляры: альпийские астры и дикие розы. Характеризуя здешний растительный мир, П. Паллас еще в 1786 году писал, что нашел Городовой Ампрык, «коего сладкие ягоды одни стоили поездки». Долины же увалов покрыты таежными лесами, большинство из которых хвойные, хотя встречаются и лиственные деревья.


Во всем этом лесном великолепии до сих пор водятся белки, лисы, зайцы, медведи, куницы, соболя, выдры, олени. Пожалуй, именно фауна заповедника делает его действительно уникальным. Ведь здесь представлены все характерные для Северного Урала виды животных. К сожалению, увидеть суровые северные красоты «Денежкиного камня» желающим не удастся в ближайшие несколько лет. После десятилетий добычи леса местная флора нуждается в восстановлении, и потому весь заповедник закрыт для посещения туристами. Хотя на многих картах Северного Урала, выпускаемых по заказу туристических компаний, до сих пор встречается реклама экскурсионных маршрутов по территории заповедной зоны. Это не раз уже приводило к конфликтам с администрацией «Денежкиного камня».


Тим Алейников, 2010